Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Современная проза это вам не фэнтези.

Прочитала роман Сальникова "Петровы в гриппе и вокруг него".Сказать, что в восторге? Интересно точно и точно перечитаю.

Неспешное чтиво, Предновогодние гриппозники. Английский юмор. Хтонический бред.
С самого начала параллель с Синим тролейбусом Окуджавы, кружащим по улицам, по жизни. С пассажирами объединенными одной дорогой.
Маньячка жена, в прошлом демоница. Действующий демон друг (он и не скрывает этого, но кто из нынешних реалистов и прагматиков ему поверит) втравливает ГГ в разные авантюры и украшает его жизнь приключениями. Однако привёл на примирение к самому обиженному на ГГ человеку, привёл перед Новым годом. Виктор Михайлович оказывается братом Снегурочки и аспирин купленый на 6 рублей,целая куча аспирина, оказывается тем самым лекарством, которое помогает ГГ и спасает сына ГГ. Связь событий и людей. Кольцо. Демон ли Игорь, или это бред гриппозника художника комиксов, человека с богатым воображением. По повести Игорь человек без возраста, он на много старше всех, но ровесник всем, Успешный, непонятно чем занимающийся бизнесмен, которого знает почти каждый в городе. Он знает о жене Петрова, маньячке, а этого не знает и сам ГГ. Игорь внутренний бес или дух покровитель Свердловской области?
Опять таки, странный школьный друг Сергей. Странная дружба, странная помощь. Они тезки.Петров тоже не стал художником, хотя явно талантлив. Его комиксы хороши и интересны. Жена поднятая из ада, демон наказующий, грешный и равнодушный.
Снегурочка, любимая Игоря. Огонь жизни, который вливает в ледяную руку ребенок Петров... Это та ниточка благодарности Игоря Петрову.
Временные пласты, как бы слоями бреда, ползут один над другим, закручиваются, смешиваются.
Есть над чем подумать.
Вывод как всегда один -- мы не знаем своих поступков в замысле Творца. В игре богов, даже в судьбе богов и демонов. Мы даже себя не видим. Так то вот.
Вроде собираются экранизировать. Как всегда половина шарма будет утрачена.

Ушла в Файролл, буду через неделю.

Назрела четкая необходимость погружения в фантазии, авантюры и приключения. Васильев дописывает очередную книгу моего любимого сериала и скоро я прочту ее полностью. Теперь делать мне обсолютно нечего, до дачного сезона два лаптя по карте, в театры я по-прежнему ходить остерегаюсь, прививку пока не сделала, а ведь ее ещё и усвоить надо. До путешествия в ОБИ тоже десять дней. Вот. Самое время перечитать приключения Кифа. Автор столько интриги нагнал, столько тайн в персонажи вложил. Прям не знаю, как и распутает. Но до конца истории ещё далеко. Так что наслаждаюсь. У меня на чужую фантазию своя хорошо включается. Самой мне пофантащировать хватает только на кресло вечером под цветущей вишней , цветочный чай прошлогоднего сбора с мандариновыми корками, свечка от комаров. .. и вдруг открылся портал. А что дальше я не знаю. То ли я туда поскакала, то ли оттуда кто-то величаво в наш мир пожаловал. Ну еще здорово получается с соперниками разделаться. Обидят меня например в автобусе, я выйду и так детально представлю, как у этой обидчицы вор-трамвайный кошелек утащит вместо со всеми кредитками и пенсионным если дура старая, или автобус как тормознет, что она прям на пол упадет и испачкается вся. Всё, месть состоялась и мне хорошо и спокойно опять. Но вот таких впечатлентй у меня тоже давно нет, все на машине езжу, а на придурков на дороге обижаться бесполезно, тем более я сама придуркой иногда бываю. Так что здравствуй Файролл, Хейген, Кролина, Ленка, Вика и все, все, все... Кстати, что-то давно Киф в реале не тусил, что там в Радеоне то творится.

Первое января 2021.

Приятное пасмурное утро. Я обычно надеюсь, что утро Нового года будет солнечным как на открытках, ну или как у Пушкина "блестя на солнце, снег лежит", ни разу так не было. Числа третьего может быть, а вот первого никак. Стабильность. Неожиданно порадовал новогодний концерт. Микс разных лет. С удовольствием смотрела, подпевала даже и была приглашена мужем на пару новогодних тацев и один раз пригласила его. Связь работала прекрасно, все отзвонились или отписались. Ну а сейчас пойдем кататься на лыжах. Погодка мягкая +2. Жизнь продолжается.

Ну что вы нам скажете, Владимир Семёнович?

"Маааам, Котик на шестую полку залез!", "Ух ты, что тянет?", "Ты, мам, мужайся, Высоцкого тащит!", "Ой, ну и ну! Так что ж теперь? Посмотрим!".
Котик это внук, Сам выбрал семейное прозвище. Или по имени или Котик. Определился он к двум годам, никаких деток, зайчат, цыплят, птенчиков. Очень строгих нравов мальчик. Котик и всё.
Есть в семье у нас такая примета: дети подрастая лезут в семейную библиотеку, тащат книгу и конечно, открывают ее на какой-то страничке. Дальше мы просим ткнуть пальцем и читаем. Ну интересно же. Все это оформляется потом закладкой и подчеркиванием. Знаете, судьба не судьба, а как-то так получается, то совпадает.
Котик легких путей не ищет. Высоцкий "Нерв". Ну вот как? Бррр. "Ну давай, внук, выбирай." Выбрал."Звезды". Такая фатальная песня. "Ну тыкай пальцем, чего уж". Ткнул. Читаем:

"Вон покатилась вторая звезда —
Вам на погоны."

Фух, могло быть хуже, хотя тоже не айс. А если в контексте, то и совсем как-то с мурашками. У Высоцкого все с мурашками.

Верить этим гаданиям на книгах, нет. Я ко всему отношусь просто. 50/50. Бывает сходится, бывает нет. Впрочем как и любые гадания. Моя подруга относится серьезно. Каждую пятницу, она звонит в одно и тоже время и после "Привет как дела?" гонит меня к шкафу непререкаемым тоном: "Восьмая полка, четвертая слева, 15 страница, 7 строчка сверху. Читай!". Вот причем тут я? У нас набор книг примерно одинаковый, все мы выросли из советского книжного бума, но именно мою руку и комментарии, она считает судьбоносными. Больше всего она старается попасть на "Унесенных ветром" на эту самую знаменитую фразу:"Не буду думать об этом сейчас. Подумаю об этом завтра". "Железная дама эта Скарлет. Как можно просто выбросить из головы самые большие проблемы? Хоп и пустая голова до завтра". А проблем у моей подруги всегда через край. Где только находит?

(no subject)

– Знаете, банкирша Карфункель в оперу с собой телячью ногу берёт.
– Что?

– Телячью ногу. Теперь телятины ни за какие деньги не достать, – ну а она где-то раздобыла. И, знаете, даже красиво. Прямо на барьер ложи так небрежно бросает, как будто случайно прихватила вместе с биноклем. Как будто даже ей самой всё равно, – так, мол, пустяки, которым не придаётся никакого значения.

– Жареная?
– Нет, зачем, – сырая, ободранная, – разумеется, без кожи. Так на барьере и лежит. Небрежно. И все Карфункели в ложе нарочно равнодушное лицо делают.

– А самих, поди, от гордости лихорадка бьёт. И как они не боятся. Ведь продавать телятину запрещено. Могут протокол составить.

– Не беда. Заплатят штраф. Люди богатые.

(Надежда Тэффи
"В стране воспоминаний. Рассказы и фельетоны." 1917–1919)

Художник Albert Guillaume.